Анастасия Вьюнкова

по всем вопросам и предложениям nastasinastasi@mail.ru

Рада приветствовать Вас в своем блоге!

Translate

среда, 18 апреля 2012 г.

   Зимой кажется, что время вообще не движется, а сейчас весна. Вот уже скоро появятся первые листья на деревьях и не так пагубно для здоровья будет гулять по ночам. Мой отсчет нового года начинается именно с весны, именно сейчас я понимаю, что пролетел еще один год. И это грустно. Ведь чем больше проходит времени, тем сложнее возвращаться и сохраняться в прошлом. Сложнее удержать людей, которые так долго были рядом, сложнее радоваться тому, что так долго радовало, сложнее сохранить себя.
   Ненавижу перемены, ненавижу будущее, ведь оно кроме потери прошлого не несет ничего. Так хочется вернуться в другую весну, хотя бы два или три года назад, когда те, кто сейчас с каждым днем становятся все дальше и дальше, были рядом, были "своими". Все это очень страшно. И страшно от того, что изменить это нельзя. А как сейчас хотелось бы завалиться с Женей, Димой и Ваней к кому нибудь на вписку, с Со сходить на недострой около нашего дома, с Машкой и Ирой просидеть 3 пары смеясь над всем, что только способен различить наш кругозор, а потом с той же самой Машкой собрать сумки и свались с последней пары в Макдональдс на машине её парня.
   Я очень благодарна моей жизни за те моменты, которые я вспоминаю с улыбкой, немного грустной, но искренней. Все произошедшее в моей жизни, и плохое, и хорошее, сделало меня такой, какая я сейчас.
   Люблю все то, что не менялось в нашем городе с годами: дома, улочки, бабушки у подъездов на лавочках. Лавочек, конечно стало меньше, но и бабушек тоже. Я люблю мой город за то, что он мой, он символ моего детства, отрочества. Почему же я тогда бросила его, как бросают на улицу неугодного щенка, испортившего ковер? Да, потому, что не могу видеть его изменений. Несмотря на то, что Ярославль - город устремленный в будущее, я хочу видеть именно таким, каким видела его в детстве: тогда еще огромным, более чистым, до невозможности теплым даже зимой. Но и постоянность его меня угнетает, бросает с разбега о скалы, засыпая лавиной ледяных глыб. Я не могу принять, что все вроде бы такое, как и было, но я другая. А хочу остаться прежней, смеяться над шутками, фотографировать заборчик у моей пятиэтажки и гладить кошек из соседнего двора. Наверное, от этой неизбежности моих изменений я и уехала в Рыбинск. Теперь-то есть повод для оправдания на мой вопрос самой себе: "Почему мне не звонят, не заходят?". Теперь я сама создала ответ: "Я далеко, сеть ловит плохо, теперь я чужая".
   А я уверена, что весна в моем родном городе, в моем любимом городе, МОЕМ городе в разы красивее! Как же я не хотела, чтобы она наступала. Как же хочу, чтобы время остановилось и не уносило меня еще дальше от моего прошлого, теперь уже такого далекого, но все так же любимого.

вторник, 3 апреля 2012 г.

   Пара-тройка бессонных ночей, отсутствие аппетита, периодические слезоподтеки. Вчера начала собирать сумку, а сегодня в девять часов вечера села в машину отца Стаса и уехала в Рыбинск.
   На прощание расцеловала кошек, расплакалась в коридоре, когда прощалась с мамой и утихла. Утихла до того момента, пока не вышла из подъезда и увидела свою компанию. Подходить не стала, потому что слезы сорвались из глаз горячим потоком. Подошли к машине и с одной только мыслью в голове: "Не показывать слез!" с улыбкой пискнула дяде Саше: "Здравствуйте". Сели со Стасом на заднее сидение, и когда я опять решила всплакнуть он показал мне кулак. Когда минули Тутаев я поняла, что возвращаться поздно и перестав так сильно сжимать игрушечного медведя левой, а горшочек с фиалкой правой рукой, прикрыла глаза. Заснуть не смогла - не хотелось. Не хотелось курить, не хотелось слушать песни о любви, не хотелось обнимать Стаса, хотелось только одного - не думать. Не думать о том, что мама сегодня навряд ли быстро заснет, что старшая кошка будет бегать по квартире и меня искать, что младшей кошке завтра нужно делать перевязку, а мама одна скорее всего не справится. Не хотелось думать и о том, что когда мы приедем, мне придется улыбаться и разговаривать, да, меньше всего хотелось разговаривать. Губы слиплись от засохших слез, а нос от сильно жарящей печки в машине.
   Никогда не думала, что переезжать так сложно. Пошло чуть более часа и машина остановилась в уже знакомом дворе. Я зашла в комнату, достала из сумки шортики и шерстяные носки, Стас принес мне чаю. Вот тогда я заплакала.
   Стасу не нравится, когда я плачу, он говорит, что начинает нервничать, но я-то знаю, что проблема в том, что я не одна из тех девушек, которые становятся привлекательнее, когда с носа капают слезы, а изо рта не вырывается ни одного понятного слова. Стасу нужно ложиться - завтра сдает на права, а у меня сна ни в одном глазу.
   Я жутко боюсь будущего, боюсь неизвестности, поэтому так реагирую. Перемены в жизни неизбежны, но я к ним вовсе не готова. Как вспомню сейчас полупустую комнату, оставленную мной, так сразу же наворачиваются слезы. Я сильная, я справлюсь. Ненавижу такие подбадривания, иногда хочется, чтобы тебя пожалели, просто пожалели...
Настя